• Штейнберг Леонид

Израильский иврит I



Здравствуйте, дорогие подписчики!

Что это за иврит такой, спросите вы, взглянув на заголовок данной статьи. Ответ прост: это иврит, на котором разговаривают в сегодняшнем Израиле. Современный иврит, если хотите. Он, конечно же, очень отличается от библейского и талмудического иврита, от иврита, на котором писались философские работы и поэтические опусы в средние века. Он даже мало похож на иврит, на котором говорил Бен Иегуда и его сподвижники каких-то сто с хвостиком лет назад.


Известный израильский лингвист, журналист и писатель в одном лице Рувик Розенталь много лет изучает процессы, происходящие в современном иврите. В 2018 году у него вышла книга «Говорим на языке Танаха» (мэдабри́м би-сфа́т hа-тана́х – מדברים בשפת התנ"ך), полностью посвящённая этой теме. Данный же пост является моим вольным и неполным пересказом статьи, опубликованной на сайте Розенталя www.ruvik.co.il. Примеры частично позаимствованы, частично придуманы мной. Линк на оригинальную публикацию приведён ниже.


Итак, что же отличает современный, по словам Рувика, израильский иврит от «ивритов» прошлых веков? Разберём несколько основных моментов.


1.

Сдвиг окончания с последнего на предпоследний слог


Женское окончание hей (ה) всегда находится под ударением. Мы хорошо знакомы с этим правилом, например, по таким парам, как:

Ученик – תַלְמִיד – тальми́д

Ученица – תַלְמִידָה – тальмида́


Мальчик – יֶלֶד – е́лед

Девочка – יַלְדָה – яльда́


Дядя – דוֹד – до́д

А вот тётя (דוֹדָה) уже давно из нормативной дода́ стала до́да.


То же самое случилось со словами:

Мороженное – גְלִידָה – гли́да (вместо глида́)

Кукла – בּוּבָּה – бу́ба (вместо буба́)

Пирог – עוּגָה – у́га (вместо уга́). Справедливости ради надо заметить, что у́га говорят в основном дети. Но ведь они подрастающее поколение.


Окончанием женского рода дело не заканчивается. Это происходит и в обычных словах.


Совсем, совершенно – לְגַמְרֵי – лега́мрэй (вместо легамрэ́й)


Я совершенно тебя не понимаю

אֲנִי לֹא מֵבִין אוֹתְךָ לְגַמְרֵי

ани́ лега́мрэй лё мэви́н отха́


К сдвигу ударения в именах и названиях городов все привыкли уже давным-давно.


Ришон Ле-Цион (רִאשוֹן לְצִיוֹן) в своей сокращённой форме – רִאשוֹן – ри́шон, а не ришо́н

Реховот – רְחוֹבוֹת – рэхо́вот, а не рехово́т

Моше – מֹשֶה – мо́шэ, а не мошэ́

Шломо – שְלֹמֹה – шлёмо, а не шлёмо́


2.

Определённый артикль hей (ה) в смихуте


В смихуте определённый артикль ставится перед последним словом в сочетании.

Определённая школа – בֵּית הַסֵּפֶר – бэ́йт hа-сэ́фэр

Определённое здание суда – בֵּית הַמִּשְׁפָּט – бэ́йт hа-мишпа́т

Определённые офицерские курсы – קוּרְס הַקְּצִינִים – курс hа-кциним


Однако, современный носитель языка (читай, израильтянин) воспринимает смихут не как сочетание из двух (или более слов), а как цельную единицу, и всё чаще и чаще артикль hей (ה) переносится в начало смихута, как будто это простое существительное. Результат – фразы типа:


Сейчас он в школе

הוּא נִמְצָא עַכְשָׁיו בַּבֵּית סֵפֶר

hу́ нимца́ ахша́в ба-бэ́йт-сэ́фэр


Вместо:

הוּא נִמְצָא עַכְשָׁיו בְּבֵית הַסֵּפֶר

hу́ нимца́ ахша́в бэ-вэ́йт hа-сэ́фэр


3.

Исчезновение гортанных звуков


Гортанные звуки существуют во всех семитских языках, но в иврите они уже давно потеряли своё особенное произношение и превратились в обычные гласные. В произношении аин (ע) и алеф (א) неотличимы друг от друга. Хет (ח) звучит точно так же, как хаф (כ). Некоторые результаты этого процесса даже узаконены Академией.


Когда-то инфинитивы ПААЛя с первой корневой хет (ח) звучали также, как и с первой корневой аин (ע): гласный «а» звучал под самим аином (ע) и перед ним, то есть под инфинитивной приставкой лямед (ל).


Работать – לַעֲבוֹד – ляаво́д

Помогать – לַעֲזוֹר – ляазо́р


В случае с первой корневой хет (ח) данное правило должно было работать точно также.


Думать – לַחֲשוֹב – ляхашов

Возвращаться – לַחֲזוֹר – ляхазор


Но, как мы уже упомянули выше, с пропажей гортанных звуков хет (ח) стала звучать, как хаф (כ), и постепенно «думать» и «возвращаться» в разговорной речи превратились в ляхшов (а не ляхашов) и ляхзор (а не ляхазор). Академия какое-то время посопротивлялась, но что толку воевать с народом и с новыми веяниями? В конце концов, оба варианта произношения были объявлены нормативными.


Про буквы hей (ה) даже говорить уже не приходится. Если вы до сих пор сражаетесь с её правильным произношением, могу успокоить вас: вы не одни на этом поле битвы. Фраза типа

«данная опция была потрясающа» – הָאוֹפְּצִיָּה הָייְתָה מְהַמֶּמֶת

даже у носителей языка от нормативного произношения «hа-о́пция hайта́ меhамэ́мэт» всё больше скатывается к «а-о́пция айта́ мэамэ́мэт».


Не стоит объяснять такие изменения неграмотностью носителей языка. Я много раз слышал фразы типа: израильтяне сами не знают иврита и говорят на нём неправильно. От носителя любого языка зачастую можно услышать ненормативные выражения. Кто из нас ни разу в жизни не слышал на Русском «ложить» вместо «класть» или «броется» вместо «бреется»? Самое интересное со временем это может стать нормой. Розенталь называет такие изменения диалектом.


Линк на оригинальную статью.


 

Отзывы, вопросы, комментарии и пожелания отправляйте мне на мейл: ivritimleonid@gmail.com

Для заказа индивидуальных уроков, звоните мне на +972-54-2112628

357 views0 comments

Recent Posts

See All